Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: шерлок (список заголовков)
17:15 

Последнее дело Шерлока. Ветер и камень

С самого первого сезона "Шерлок" был городской сказкой, сказкой об искушениях сердца и ума, и вот в последней серии, сказочная архитектоника превратилась в сказочную фабулу.

Бессмысленно спрашивать о "реальных" источниках могущества Эвер, так же как простым непониманием было бы разоблачение "неправдоподобия" Снежной королевы, Песочного человека или Тени Питера Шлемиля.


Хочется сказать, что Эвер - Тень, причем тень обоих братьев. Но это не совсем так. Эвер волшебное существо, умеющее стать тенью любому человеку, попавшемуся на её пути - вернее, зашедшему в её тупик. А потом обратить человека в свою тень.

А для своих братьев - она тень, закрывающая их собственную, почти поглотившая её.

Для Майкрофта - это одинокая ответственность того, кто единолично владеет страшной тайной и ни с кем не согласится разделить это владение. Но благо абсолютного и исключительного контроля оборачивается тем, что демон захватывает свою тюрьму и устанавливает в ней свой порядок - внешне неотличимый от порядка тюремщика.

Для Шерлока - это вечное бегство, погоня спасителя за спасением, такая стремительная, что никогда не узнаёшь, от чего бежишь.

Поэтому Майкрофту достаётся земля с её подземельями, а Шерлоку - воздух с обрывом падения.

А Эвер не получает ничего, но владеет всем. Это очень печальная правда про власть вообще: она принадлежит испуганному ребёнку в самолете, падающем в пустоту. Власть - это безвластие, пустая комната, прорастающая множеством следствий за свои пределы, но лишенная причины.

В эту пустую комнату попадают три героя Шерлок, Джон и Майкрофт. Им придётся выдержать магические испытания, ни цель, ни итог которых неизвестны. Но для того, чтобы их пройти, нужно не обнаружить цель, а найти собственную опору, не сводящуюся к поиску максимально эффективного целерационального действия.

Эвер - это часть, которая не может стать целым. Никто не может сам себе стать целым. Треснувшее зеркало, на котором стоял трон снежной королевы, сама королева называла зеркалом разума. Все, что Эвер говорит - сознательно доведенная до плоскости риторика позитивистской науки (без самой науки); сила Эвер не в этой смешной риторике, а в том что она ничем не ограничена в своём исследовании природы человека.

Ей "не хватает контекста". И вот она кровью пишет новые варианты "проблемы вагонетки", изощренно мучает людей - чтобы этот контекст появился. Она убивает, чтобы было на что опереться. И когда Шерлок это понимает, он дает ей опору.

Кстати, заострённый вариант "проблемы вагонетки", который Эвер навязала своим пленникам, находит вполне определенный ответ: не соглашаться, чтобы тебе навязали эту игру. "Не в мою смену". Иммануил Кант этому же нас учил. Шерлок, Джон и Майкрофт, раньше или позже, из игры выходят. Для этого нужна сказочная твердость в решимости умереть за других - но то, что кажется более "правдоподобным", ничего бы не прибавило к нашему знанию человеческой природы.

Шерлок возвращает Эвер к бедному, но подлинному бытию: от могущества к предельной слабости - обратно в тюрьму, но теперь она связана с миром реальным контактом. Появилась связь - и из нескольких бесконечно повторявшихся тактов возникла мелодия.

Конец развязывает все узлы, завязанные в начале. В первой серии первого сезона Лестрейд говорит о Шерлоке: "Он может стать хорошим человеком". В конце последней серии четвёртого он признает: "Он гений. Но, важней всего, он очень хороший человек". После того, что мы видели, это не кажется банальностью. Андерсен бы согласился.

Первый сезон кончался тем, что у Шерлока нашлось сердце. Теперь его в себе обнаружил, (и даже обнажил), Майкрофт. А Шерлок узнал, почему так невыносимо было то, что сердце ему сообщало.

Это реальные сказочные события, своего рода алхимические превращения, а не просто стертые сентиментальные метафоры. И в финале, Шерлок и Джон на наших глазах превращаются в созвездия, в чистый и вечный миф, иронически откомментированный, но непобежденный.

@темы: Шерлок

07:03 

Шесть Тетчер. Долгий путь в Самарру

В "Шесть Тетчер" создатели взяли новые высоты презрения к детективной стороне истории, но меня это не расстраивает. "Шерлок" всегда обыгрывал и доводил до гротеска всевозможные нарративы преступления и наказания. Все его расследования были метарасследованиями, хотя условность каждой новой серии испытывает наши чувства все сильнее.

Но движение главного сюжета "Шерлока" - самого Шерлока - вполне закономерно. В "Безобразной невесте" он проходил по сужающимся кругам внутреннего ада (ад именно таков - не torture porno, а твоя собственная жизнь, промахивающаяся мимо единственной цели) и свернул ад в трубочку. Теперь Шерлок вышел в "реальный мир", который был потерян в "невесте".

И что же? Реальный мир оказался похож на смесь Бондианы и "Доктора Стренджа" (мне подсказали, я его ещё не видела). Луна, как известно, делается в Гамбурге, и прескверно!

Но эти жирные линии, смесь предельного гротеска и такой же откровенной мелодрамы, не отменяют для меня остроты события. От призрачного натиска вины вообще, принимающей личину сменных "невест" Шерлок с размаха врезается в одну-единственную вину. Его отношения с жизнью переворачиваются. Он не просто одна из причин смерти человека (что бывало и раньше), он режиссёр этой смерти. Он хотел спасти Мери, он сделал все, что должен был сделать. Внутри целого своей жизни Мери погибает от закономерных следствий этой жизни. Но внутри целого жизни Шерлока она падает жертвой его "Большой игры", не детективной, а артистической: того Великого Представления, которым Шерлок увенчивает зияние истины. (Кстати совершенно в соответствии с Конан-Дойлем. Его Холмс был великим мастером последней сцены). Мери умирает, чтобы Шерлок мог быть Шерлоком. Мери добровольно принимает ту пулю, которую сама когда-то отправила. Но именно эта жертва запрещает Шерлоку оставаться Шерлоком. Это и есть вина: ее нельзя исправить, но она, тем не менее, требует исправить себя, искривить и вернуть к началу саму цепь событий, которая ею замыкается.

И вот в сцене у терапевта, возвращающей нас к самому началу сериала, на месте клиента, там, где мы ожидаем видеть Джона, теперь сидит Шерлок. Он должен сделать то, что уже сделал когда-то, ни минуты об этом не задумываясь: спасти Джона Ватсона. Он делал это когда-то, бесцельно, безразлично и с избытком, как дождь, как сама жизнь. Но теперь он не дух жизни, он просто человек. Что может человек сделать для человека? Посмотрим.

@темы: Шерлок

13:55 

темная сторона. О "безобразной невесте" п.2

Ещё раз скажу: мне все понравилось. Но какая же гнетущая печаль остаётся после финала - без примеси гнева (как это было в конце третьего сезона), но тем удушливее.

Фильм сделан отлично, без провалов и провисаний, как путь в лабиринте, в котором все тропы ведут в центр, а вот ведёт ли хоть одна из них из центра? На волю?


camambert верно сказала: "Простое признание, что мир снаружи и мир внутри приводятся в движение из одного источника воли, приводит только к тому, что граница между мирами стирается окончательно и всё погружается в хаос галлюцинации. Даже если называть его "чертогами разума". Отношения с бывшими друзьями и врагами становятся поверхностными, формальными, семипроцентный раствор дает больше пищи для ума и чувств, но это далеко не конец. Как говорит Мориарти: " убивает не падение, убивает приземление".


Собственно это наступление внутреннего мира на внешний началось ещё в третьем сезоне и уже тогда были ясны его опасности.

В "безобразной невесте" никакого другого мира, кроме духовного, простите, мира Шерлока, у нас не осталось. А, главное, этого мира не осталось у него. Адское чувство абсолютной опустошенности всех связей с миром, отключённость от духа жизни приводит к характерному искажению всего того, что проживается как своё собственное, как отгадка собственной загадки (хотя содержание отгадывания вызывает полное сочувствие).

Все герои - фигуры "собственного мира" Шерлока. Именно поэтому они обречены на застывание в некой гротесковой позе: они карикатуры не самих себя, а невротических задержек или компульсивных повторений, недоразрушенных и недостроенных защит самого Шерлока. Наконец-то выговоренной вины, стыда и одиночества, такого бесконечного одиночества, в котором мы его ещё не заставали. ( кстати это очень важно: весь "женский" сюжет
- история про открытие вины, от переживания которой Шерлок раньше был защищён своим предназначением.)

Все это интересно и умно. Проблема одна. С этими фигурами можно работать, как работают "над собой", с ними можно разбираться, но им ничего нельзя отдать и у них ничего нельзя взять.

Поэтому единственный, кому эта роль подходит - это Мориарти. Мориарти здесь абсолютный симулякр, который делает ложным все, чего касается. Он не проводник нового знания, сколь угодно мучительного (каким мог быть реальный человек Мориарти со своей тайной), а наоборот тот, кто превращает в пыль любой опыт, любую обращеность себя к себе. Поэтому когда Шерлок поднимает покрывало Невесты, он опять видит Мориарти: это не откровение, это тупик. Действительно очень тонко.

Но остальные фигуры, которые должны быть помогающими или спасающими, совсем не работают - именно потому что спасение требует трансценденции. Внутренняя фигура должна передавать импульс встреченной когда-то правды, чтобы выводить из тупика. А Джон, патентованный "помощник и спаситель" - он ушёл из мира Шерлока, и нигде не видно это очевидней, как в этом яростном несоответствии плоской фигуры с усами и того, какая роль ей приписывается. Джон должен это мочь, Шерлок помнит. Но он не может больше.

"Я увожу Мэри. Нет, Мэри уводит меня".

Вот фигура Майкрофта - гораздо более сильная, наполненная не бессилием просьбы, а настоящей мучительной и неразрывной связью. Но она пока стоит в стороне. Ясно, что фокус внимания должен переместиться именно сюда и уже не просто для того, чтобы мы удостоверились что братья в плену друг у друга.

Поразительно, Шерлок первого сезона с кучей проблем в коммуникациях и избирательной слепоте был втянут в подлинные, хотя и увечные отношения с людьми. Каждое столкновение искрило, потому что это было столкновение с чужой волей, которая так же реальна как твоя. Тот Шерлок никуда не мог уйти от истины других, хоть и отказывался особенно много об этом думать. Достаточно было долгого взгляда, которым он провожал через окно обиженного Джона. (Да ведь сам Шерлок и был проводником этой истины).
Теперешний Шерлок гораздо умнее и чувствительнее. Но у него больше нет того, обо что разбиваются ум и сердце, чтобы жить заново. Нет, не о демона Мориарти.

Это не упрек создателям. Мне все произошедшее кажется вполне логичным. Просто я думаю, что эта история вочеловечения будет не полна без второго пришествия. Без возвращения в мир.

@темы: Шерлок

04:09 

И горе тому, чья жизнь не невеста. О "безобразной невесте", конечно

Мне понравилось. Никогда у них ещё не получался такой стопроцентный раствор антидетектива, перегнанный в барочную мистерию типа "прения души с телом", а в нашем случае - прения души с тем, что занимает в ней место её собственного отказа быть, отказа признавать себя самое.

И Шерлок - тот самый, вечно стоит на краю пропасти, но не потому что терпит поражение, а потому что это и есть его способ не побеждать - познавать. Он снова легко соглашается с тем, чтобы люди думали о нем хуже, чем он того заслуживает, потому что перед тем, чего он ищет, не может быть заслуг. Истина, за которой он спускается в свой подвал, или поднимается на свою гору, получает замечательное эмблематическое выражение в "союзе фурий" - подавленная, обесцененная, отменённая половина мира вернется и поведёт её тот, кто и занял в хрустальном дворце её место, вернее, антиместо. Мориарти, пародийный в своей сексуальности - пародия соблазна вообще, говорящая на понятном даже для неграмотных языке неприличного предложения. Соблазна быть "собой" - то есть никем больше. Мориарти - отражение запрета, сквозь которое просвечивает бесконечно дробясь и искажаясь, само запретное. Можно не объяснять, я думаю, почему метафорой этой второй половины стали женщины и "женское" - чет, ночь, вода, смерть, лоно, поражение, боль, могила... Невозможность выйти на свет, стать светом.

В этом своем воплощении Мориарти - местоблюститель невозможного - или того, что загнано в невозможность. Оговорка, описка, случайно вырвавшаяся непристойность.

Только мне трудно поверить, что доведённый до усатости таракана картонный Ватсон может сбросить такого Мориарти в пропасть. Кажется, создатели тоже это поняли: поэтому Шерлок прыгает вслед за ним (не в лирическом смысле, отнюдь). Нельзя победить вторую половину мира, потому что это твой мир.

Но на фоне викторианской карикатуры Ватсона в современном Джоне вдруг опять мелькнула эта драгоценная растерянность, задетость тем, кого он видит, а не придумывает (с таким успехом!) Хотя он и опять ничего не понял, но это ему с самого начала было положено. Зато Майкрофт понял, хотя и не все. Его вдруг обнажившееся в самолете лицо стало совершенно драгоценным свидетельством того, на что на самом деле спорят братья. Замечательное пари, в котором Майкрофт играет на стороне Шерлока - на той, которую тот занимает, потому что именно с ней играет его брат. На кону опять то же самое: хочешь ли ты выиграть в такой игре или выберешь поражение - "другую половину бытия". Вообще вся викторианская половина повествования построена по законам сна, безысходно комическим: в нем ты слышишь от других приговор, который вечно звенит у тебя в ушах.

P. S. : Минута омерзительного самолюбования: после третьего сезона я именно это все и подумала про отношения с Мориарти и написала довольно смурной текст "наваждение" , в котором Шерлок изгонял из своей головы Мориарти радикальными химическими средствами. Тот вернулся, когда Джон ушел ( вернее, когда Шерлок вполне прожил его уход). Но и этот раунд изгнания бесов обещал быть не последним.

Такого рода угадчиков очень много. Я, к сожалению, не помню имени автора, который построил конструкцию снов во сне, ведущих Шерлока к самопониманию, но там сном оказывался сам мучительный мир третьего сезона.
И его-то я случайно прочла, руки давно не доходят. Этот мир действительно мутирует в коллективной голове по тем же законам, по которым он живёт в головах его законных авторов.


А в общем, чем ещё может быть одержим человек, как не поиском "другой половины"? Не в матримониальном смысле конечно))

P.S. 2: забыла сказать об особой красоте замкнутой композиции: в сущности все "реальное" содержание истории свернуто в те пять минут, которые Шерлок проводит в воздухе, проваливаясь в глубинное созерцание собственного устройства: и прошлое, которое почти со стоном вспоминает викторианский Холмс, это и есть та роковая цепь поступков, которая привела Шерлока в этот самолёт. Он пробуждается, отгадав загадку, которая пока не задана: Мориарти мертв, а он ещё нет. Но мертв именно Мориарти из плоти и крови. Тому же, с кем имеет дело Шерлок, всегда грозит возвращение, пока будет та земля, на которой стоишь, не принимая её бытия.

@темы: Шерлок

04:41 

Его прощальный поклон

Надвигается новый "Шерлок" и я чувствую на губах "дыхание старого пламени". Именно старого, а не нового. Сотню раз пыталась я описать, что случилось, когда я увидела "Шерлока"... Чудо случилось. Прорыв эмоциональной блокады. Огромное Да накрыло давно ставшее собственной плотью Нет. Явление массовое: у Шерлока какая-то особенная освободительная власть над чувствами людей, для которых их чувства являются проблемой. Когда я была внутри этого потока, мне, как и наверно доброй доле фанфикеров, казалось, что я освобождаю героя, запертого в клетке собственной самости, что цель моего письма - создать выход из безвыходного положения (на чем и держится продуктивное напряжение между каноном и фанфикшен).

На самом деле герой был так забавно устроен, что освободил меня.

Как это возможно? Персонаж, состоящий из запретов и отказов, из вытеснения и редукционизма - кого он может извлечь из скорбного бесчувствия? Тогда мне казалось, что из требования пролома собственного тупика он и состоит, что это его рана взывает к спасению - и взывая, взламывает мои собственные защиты. Это его дверь в таинственный сад заперта - и неизвестно откуда взявшееся позволение взломать ее и делает тебя автором.

- Но ты ведь знаешь, что это не совсем так?
- Да, всегда знала. Но не до конца.

Секретный сад, запечатанный источник - воронка, вызывающая желание, но не поглощающая его. Она отправляет его отправителю. Потому что до адресата не дошло. Или потому что отправителю нужнее.

В скольких придуманных за минувшие годы историях Джон повторял одно и то же: он сделал меня живым. Это сделалось уже неприличной банальностью, между тем именно эта банальность верно описывает терапевтический расклад. Джон-пациент здесь замещает зрителя, и наша неодолимая потребность слить Джона и Шерлока воедино оказывается трансфером - вещью неизбежной и полезной в терапевтических отношениях. Но опасной, опасной, если терапевт не выдержит её вовлекающей мощи. Контртрансфер, впрочем, тоже неизбежная вещь. Возвращающая обратно те куски самого терапевта, которые никогда не были ему своими.


Между ними - жизнь. Жизнь, которая никому не должна - Шерлок конечно не её владелец, чтобы выдавать по собственному усмотрению. Секрет его чудодейственного воздействия - в смирении (очень своего рода конечно, так и не догадаешься), в способности не иметь собственного, а быть только проводником - тем, у кого ничего нет, кроме пяти чувств и ещё шестого. Его определяющее свойство - не страх принадлежать (он уже принадлежит тому, что само ничему не принадлежит), а отказ от владения. Поэтому Джон с ним, а не потому что по доброте характера не может противостоять эгоцентричному манипулятору.

Именно это и стало запоздало очевидным, пожалуй, слишком жирно очевидным в третьем сезоне, но внимательным зрителям было заметно и в первом.
Много раз я хотела написать про особого рода этику Шерлока, но как-то рука не поднималась. Она вся рассыпана в мелочах (потому что большие вещи - вроде того, что он вообще-то спасатель - уже нечитаемы, они как бы принадлежат жанру, а не личности): в том, как легко он соглашается быть осуждаемым, как скрывает от Джона и опасности, на него сваливающиеся и, тем более, дела великодушия, в том, как ему не жаль потерять то, что люди считают неотделимым от своей личности. И даже если жаль... И, в особенности, когда жаль...

Но, к счастью, есть прекрасный автор, который все это давно сделал:

caballo-marino.livejournal.com/127782.html#comm...

caballo-marino.livejournal.com/172062.html#comm...


Но я собственно не о том. Тот, кто отказался от большей части того, чем люди живут, отказался не из страха или душевной инвалидности и не в результате травмы. Он знает страх, и травм у него достаточно, и слабостей, и пороков. Дело не в этом.
Дух жизни нуждается в прозрачном теле, чтобы проходить сквозь, не задерживаясь. Поэтому существование Шерлока - посмертное, уже включившее в себя гибель. Он соглашается умереть в самой первой серии, и потом умирает, умирает... Когда он умирает в первый раз, оживает Джон. Его безумный выстрел сквозь стекло - реакция шока от встречи с жизнью, которая свободно расточает себя - бери.

Еще потому так мучителен третий сезон, что прозрачное тело вдруг перестает пропускать свет, невладение оказывается не выбором всей жизни и самой жизни, а бременем, которое уже не сбросишь с плеч. Не потому, что Шерлок "начал чувствовать", чувствовал он с самой первой серии на всю катушку. Но теперь его чувства как будто потеряли музыкальную поддержку. Им ничто не отзывается в мире - кажется, будто он резко поглупел, а это не так. Теперь ему слишком дорого приходится платить за то, что вообще даётся даром, что само и есть дар. Только это "даром" - не счастливый случай, не какая-то магнитная аномалия. Был просвет, был и поток. Он своей странной и не вполне сознаваемой аскезой создавал эту прореху в бытии, через которую хлещет жизнь для тех, у кого уже нет сил быть живым. Раньше он, не замечая того, творил избыток, теперь ему все время чего-то не хватает. То, что он даёт - не берут, но оно все равно отнимается. Заработали физические законы, в применимость которых к самому себе он вряд ли верил. И вот он опять отправляется умирать, старательно прямя спину. А Джон остаётся на месте - потому что Джон больше не ищет жизни, или потому что у Шерлока её больше нет? Теперь его спасает Мориарти (или все же Майкрофт).

И вот этот кеносис человеческой нищетой, человеческим ничтожеством сил и возможностей, тяжестью человеческого самоотвержения, которое всегда не просто так, а ради кого-то и чего-то - это испытание вочеловечением, самое страшное из испытаний. Когда дух жизни оставил жизнь - чем её избыть? Как сделать соль солёною? Разве это не наш вопрос, один на всех, не одна на всех просьба?

@темы: Шерлок

03:35 

Роза ветров и социальная ориентация

Я все плутала по разнообразным частностям, взвешивала баланс, как вдруг прошлой ночью мы два часа проговорили о Шерлоке с подругой-психологом, что важно, никак не задетой фандомом и не знающей здешних презумпций.

Она была крайне разочарована новым Шерлоком. Она вообще не понимала, зачем ему меняться. И тут я конечно спорила: с самого начала мне виделась в Шерлоке острейшая потребность в другом знании о мире и другом знании о себе вместе с неспособностью поверить в истинность этого другого знания.

А потом она сказала то, что меня глубоко задело: дело не во внутренней логике этого мира, а в том, почему авторы создали именно такой мир. Она видит в принуждении Шерлока к социализации печальную неспособность современного человека к восхищению тем, что выше, уверенность в своем праве срыть любой холм, чтобы получилось отличное футбольное поле.
Почему нельзя почитать чужой дар, не пытаясь приспособить носителя этого дара к своим психическим потребностям? Потому, что главной потребностью как раз и является - убедить себя, что дара не существует, а существует набор психических аномалий.

Я совсем не хочу обвинять создателей (а частично и нас самих ))) в такого рода религии уравнения, но тот язык, на котором они говорят (мы говорим ))) - язык патологизации и тривиализации, редуцирующий нередуцируемую материю дара, с тем, чтобы каждый получил моральное полномочие его отрицать и бить его носителя по морде из высокоэтических соображений. Непричастность общечеловеческому порядку (как в плохом, так и в хорошем), неспособность быть "внутри" - вот главное преступление Шерлока, но эта непричастность вообще-то не бессердечие, а свобода для другого, предоставление места в себе - другому. Не только смертельному восточному ветру, который когда-нибудь унесет всех нас, но и другим ветрам, которые заставляют вещи сквозить и выпускают из застенка.



Шерлок и сам, кстати, не владеет другим языком, кроме языка редукции, отрезающего от него источники его собственной жизни - и потому с облегчением человека, надевшего камуфляж на поле боя, повторяет дурацкий (как уже очевидно) диагноз. И если мне хотелось, чтобы он изменился, то именно - освободившись от этого языка и от того, что вынуждает его держаться за диагноз.

К счастью, в мире "Шерлока" все же не один язык . Отсюда и чувство невероятного семантического и эмоционального хаоса, воцарившегося в этой вавилонской башне.

Так вот, в третьем сезоне с Шерлоком произошли решительные изменения, многие из которых сами по себе прекрасны. Но меня мучает чувство, что эти прекрасные вещи окружают страшный провал: научившись видеть то, что видно, он как будто перестал видеть неочевидное. И, опять-таки, я могу найти этому правдоподобные объяснения: как прекрасно сказала прекрасная Eia, он предпочел любовь истине. Боюсь только, что нигде не меняют одно на другое. Но и любовь, и истина в последней глубине основываются на одном - нашей способности верить, то есть приводить к видимости невидимое.
Очень показательно, что решив сделать Шерлока человечным, создатели немедленно сделали его слепым. Таков наш социальный контракт.) Но Шерлок-то ему никогда не следовал.

С другой стороны, естественно, что у человека, так больно ударившегося о вновь открытую реальность, на миг пропала способность видеть даль. И, наверно, по-своему точно, что почти все взаимодействие с Магнусеном заключается в том, что Шерлок остолбенело смотрит в его неволшебные очки - раньше он играл в прекраснейшую из игр, теперь созерцает зло, бесконечный тупик.
В сущности Магнусен сам себя убил, именно тем, что верно определил болевую точку Шерлока. Это не Джон, которого тот научился любить. Это Майкрофт. Шерлок придумывает трюк с похищением ноутбука конечно не для того, чтобы сдать Майкрофта и британскую империю шантажисту, а, как верно понимает Магнусен, чтобы вынудить Майкрофта вступить в схватку с "допустимым злом". Магнусен убеждает Шерлока, что это невозможно, убеждает, не приводя никаких аргументов, опираясь только на то, что сам Шерлок не может верить Майкрофту. Действительно, ничто не позволяет ему думать, что Мэри не входит в лист "допустимых потерь".

Возможно, ледяное, но свежее дыхание дали вернется, когда Шерлок вернет себе Майкрофта - не тот парализующий кошмар, который он научился изгонять из своего дворца, а другого, невидимого, и только краем существующего во плоти.

@темы: Шерлок

05:31 

Пустой дом и Стыдные чувства

Уф, я посмотрела его.

И конечно прочитала, что говорят о нем некоторые прекрасные люди. Думаю о том, в какую сложную ситуацию попали создатели, фактически отважившись признать, что их герои им не принадлежат, что они сгущения фандомного и фантомного соляриса, чужие сны, и всегда - сны о чем-то большем. Именно это "нечто большее" они и решили оставить в целомудренной, извините, немоте, выставив вперед навязчивые и уже неприличные тумбочки (интересно, в фандоме еще шутят про тумбочки?). А люди оскорбляются, когда их приговаривают к стыдным удовольствиям - хотя этот стыд и неотделим от природы удовольствия - он указывает на его скрытую серьезность. Я не разделяю, но понимаю недовольство тотальным фарсом - присвоив наши фантазии, они лишили их этой тайной и стыдной серьезности - охранницы эроса.

Никакой прежний фансервис не сравнится с этими многоуровневыми и закольцованными отношениями - не с фандомом или не только с ним, а с самой природой человеческих желаний, которые требуют быть быть обойденными, чтобы мы по настоящему уперлись в их реальность. Но и обойти их можно, только о них ударившись.

И что им было делать?

Я, так же как все, наверно, испытывала неловкость, глядя на пытки Шерлока, на давно потерявшую невинность оплеуху Джона - но по мере движения к финалу, становилось все понятней, что здесь не эксплуатация "своей" аудитории, а ощупью продвигающаяся рефлексия этого нового положения дел, когда мы все - и авторы, и... другие авторы - внутри одного процесса дереализации, и продлить существование мира, можно только отдалившись от его тайны - обнажив ее физиологию.

Когда Джон последовательно вмазал Шерлоку во всех барах Лондона, это стало особенно очевидным )


Кстати, ничего обидного нет в поклоннице Шериарти с кольцом в носу - авторы ведь и себя видят такими же девочками с кольцом; нет больше первых и последних - потому и нет никакой отгадки у спасения Шерлока - она так же невозможна, как серьезная детективная линия (ну неужели она была раньше - когда все истории болтались на том единственном обстоятельстве что один всемогущий, но несчастный человек одержим другим?))

Серьезность этих историй была в другом - и смогут ли создатели найти доступ к ней, неизвестно. Но, в том, как персонажи нарочито натыкаются на свою формульную ограниченность и виновато шутят сотую шутку о том же , видна не тарантиновская ирония осознавшего свою онтологическую мощь жанра, а наоборот, какая-то новая печаль и новая растроганность.

Антидетективность расчетливо доведена до абсурда - конечно, у бомбы всегда есть кнопка, неудобно без кнопки-то! И у людей есть кнопка, и можно услышать слова прощения, на нее нажав - но это не отменяет того, что некто хочет услышать эти слова и желание его остается неутолимым, пока он жмет и жмет на кнопку.

Мы все делаем это, продолжая историю по обе стороны экрана. Спасибо за чувство неловкости - это ведь, в конце концов, чувство себя самого, хоть и в извращенной форме.

@темы: Шерлок

No_Second_Troy

главная