Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: шерлок холмс (список заголовков)
02:25 

"Скандал в Богемии", видимый и невидимый.

Я всегда думала, что "Скандал в Богемии", как он есть, гораздо интереснее, чем все последующие опыты дотягивания его до жестокого романса, и вот, наконец, нашла время для медленного чтения.

Кажется, эта история о короле, сыщике и женщине выбивается из детективного стандарта, выходя в поле большой литературы с её одновременно неопределимым и непредсказуемым итогом.

О чем вообще, а не в частности, сообщает такая литература? Одновременно о том, что "никто не знает настоящей правды" (как говорил дьякон в чеховской "Дуэли") и о том, что такая правда есть, прошла рядом, задела своим легким и страшным дыханием.

Рассказ начинается с незабываемого: "для Холмса она всегда оставалась той женщиной". Я понимаю резоны переводчика, но мне кажется, "The woman" здесь предполагает несколько другое смысловое поле. Не вот эта/та конкретная женщина, а как бы образцовый экземпляр женщины как таковой, дающий о ней понятие. В мыслях Холмса она "заслоняет весь свой пол". Более того, она predominate - то есть фактически определяет его, являясь самым значительным его элементом. Это важно - Ирен Адлер не вырывается редким исключением из "женской массы", а сообщает ему нечто новое про женщину вообще. Для меня самой это стало новостью - с детства я, как наверно и все русскоязычные читатели, привыкла понимать Ирен именно как исключение из унылой нормы среднестатистической женственности. Именно с идеи Ирен-исключения и начинается неодолимое для логики фанона желание сделать из (отсутствующих) отношений роман. Ирен и правда исключительна - об этом постоянно говорит её бывший любовник, но как ни странно, вовсе не исключительность сама по себе сделала её незабываемой для Холмса.

Уотсон подчеркивает, что дело вовсе не в любви. "Нежные чувства" - любимая добыча Холмса, поскольку именно они "срывают вуаль с человеческих мотивов и поступков" -- обнажают душу человека, лишая её гладкой оболочки, открывают доступ к самому её устройству. "Влюбившись, он оказался бы в ложном положении" (false position) - отметим, ложным применительно к Холмсу названо положение, в котором обнажается истина человеческих дел.
"Нежное чувство" нарушит баланс "хорошо сбалансированного ума", более того, как песчинка, попавшая в тонкий механизм, может привести его к краху. Поразителен драматизм в описании возможных последствий всем так или иначе известного и как-то уж пережитого испытания чувством. Обычные люди проходят его, оставаясь тем, что они есть - а Холмс бы не прошел, именно потому что не смог бы остаться тем, что он есть. Мы так привыкли к этой тавтологии, что не вдумываемся в её довольно смутный смысл. Холмс не готов стать видимым, даже если воспользоваться этой видимостью мог бы только он сам.


Всей своей богемной душой Холмс отрицал любые формы социальности (перевод society как "светской жизни" здесь, на мой взгляд, не подтверждается контекстом)

Собственно интрига "Скандала в Богемии" начинается с определения души Холмса как "bohemian". На русский перевели "цыганская", утратив весь аккорд референций. Богемная - происходящая из Богемии (её насельниками считали цыган) - живущая цыганской, лишенной корней, бродячей и недобропорядочной жизнью - жизнью тех, кто творит искусство, жизнью, которой искусство творится - и просто следующая ноншалантности, беспорядочности и возможно беспринципности артистического мира, ничего не творя. Богемная душа встречает гостя из Богемии, а потом - гостью оттуда же.

Любовник и любовница связаны одной чертой, одним словом: resolute. Именно об этой черте Ирен король, в подбородке, которого видна resolution, переходящая в obstinacy, с ужасом сообщает Холмсу. Она сделает то, что обещала - разрушит социально приемлемую свадьбу. Весь демонически-роковой шлейф Ирен Адлер мы получаем именно из рук короля. Это он сообщает Холмсу и нам, что Ирен - "та женщина" - женщина, которая опасна тем, что выходит за пределы предписанной нормы женскости. У неё душа из стали и ум самого решительного из мужчин. "Женщина как мужчина" - это не похвала, а приговор. Женщина, похожая на мужчину, в этом мире всегда преступница. Она перешла непереходимую границу; теперь нападение на неё будет всего лишь самозащитой. Душа из стали противопоставляется "soul of delicacy" высокородной невесты. Заметим, Ирен есть в картотеке Холмса, то есть все материальные следы её "авантюр" попали бы туда, если бы вообще имели место. Но нет, мы узнаем только о её артистической карьере. Очевидно, что пресловутый "авантюризм" на уклончивом викторианском языке означает одно: у этой женщины были мужчины и не было мужа.

С самого начала дело не заключает в себе никакой загадки. Нет преступления и нет преступника. Холмсу почти нечего расследовать: единственный вопрос, требующий дедукции - технический: где лежит совместная фотография принца Богемии и порождения богемы, материальная точка в которой все значения одного слова смыкаются, но не смешиваются. Чтобы ответить на этот вопрос, Холмс должен только сыграть, применить своё знаменитое искусство перевоплощения. Уотсон говорит о его удивительной способности менять не только одежду, но как будто самую душу.

И Холмс перевоплощается.

Его первое преображение приводит к тому, что он оказывает Ирен неожиданную интимную услугу. Он свидетель на её свадьбе - видимо единственный случай в биографии ненавистника свадеб и вообще society.
Холмс верно понимает, что Ирен больше не опасна, но хочет довести дело до конца.

Второе преображение приводит его в её дом.

За этим должен последовать финал, который Холмс хочет довести до максимальной театральности минимальными средствами. Он не только актёр, он - драматург. Очевидно, что король, которого он берет с собой, совершенно не нужен для дела, и даже опасен для него. Видимо Холмса волнует сама парадоксально антизрелищная мизансцена: ближайшие и злейшие враги, разделенные только коридором, разойдутся навсегда, оставшись друг для друга невидимыми. Сам он выдвигает другую - не менее драматическую - причину: "достать письмо своими руками будет сатисфакцией для Его Величества." - король, наконец, получит возможность сыграть свою роль.

Но возможно так же, какой-то частью души Холмс рассчитывает на форс-мажор - на то, что король, который при известии о свадьбе Ирен воскликнул: "она не может его любить!" не выдержит и дождётся её в гостиной, желая сатисфакции ещё более полной (или ещё более полного поражения). Холмс создаёт условия для очной ставки, которая сорвёт покров с мотивов каждого из тяжущихся. Зачем? Ни за чем. Чтобы каждый стал видим для самого себя не меньше, чем для другого.

Вышло иначе.

Они находят пустой дом, а на месте фотографии - письмо, которое разрывает старую связь между Ирен и королем и устанавливает новую связь - между Ирен и Холмсом. Письмо оказывает на Холмса необыкновенное действие. Если раньше он относился к своему клиенту и его бывшей любовнице с равной степенью отстраненности, теперь он переходит на сторону Ирен. Что собственно он узнал из письма? Что король был к ней жесток? Что фотография ей нужна только для самозащиты? Что она любит человека, который любит её? Но в отличие от кого бы то ни было другого, Шерлок Холмс мог понять все это и раньше. Мог понять и не понял. Специально для скептического читателя король сам подтверждает нам, что Ирен достойна доверия: "Я знаю, что её слово нерушимо". Но Холмс не нуждается в этом подтверждении. Перемена произошла, именно пока он читал письмо.

Я не думаю, что нам показана дуэль перевоплощений, где гениальная актриса обыграла очень талантливого актера. Кажется, что два человека с богемной душой узнали друг друга. Но это не совсем так.

Ирен узнала его в старом смешном священнике. Потом она ответила на его преображение свои преображением, но Холмс её не узнал. Она угадала Холмса, зная его только по рассказам, он же не узнал Ирен, хотя видел её полчаса назад.
"Здравствуйте, мистер Холмс" - сказал ему стройный юноша. Он понял, что голос ему знаком, но не смог распознать его хозяина. Он потерпел поражение не от Ирен, которая сделала рискованный шаг и прямо-таки нарывалась на разоблачение. Он проиграл себе самому - не собственному уму, а собственной ограниченности, собственной уютной невидимости, которая делает невидимыми и нераспознаваемыми других людей. Он проиграл потому, что Ирен была женщиной, а женщины - не существуют.

Как только Холмс признал себя видимым, а ее - существующей, с его глаз спала пелена и он увидел все, как есть. Не только нежные страсти пускают трещины по совершенной линзе. Бывает слепота другого рода - ещё более безнадежная, потому что слепа по отношению к самой себе.

Поэтому Холмс называет Ирен не по имени, а "почетным титулом женщины". - она победила его не потому, что была актрисой лучше его, или мошенницей более ловкой, чем он - сыщиком. Кажется, впервые его артистизм перевоплощения вдруг перешёл в эмпатию и он ударился о неотменимую реальность другого человека - не твердость тела, противостоящего другому телу, но волю быть всего лишь тем, кто ты есть, когда все силы и власти мира сего настаивают на том, что тебя никогда не было.

@темы: Шерлок Холмс

05:30 

Частности

На самом деле, мне уже неловко, что я выискивала в бедном третьем сезоне причины того, что случилось лично со мной очень давно, еще до выхода второго. Волшебство кончилось естественным образом - дело в моем собственном цикле переваривания волшебства. Шерлок - важен и любим, но целое этого мира распалось и, возможно, только это мешает мне вполне пережить барочное изобилие и барочный же гротеск нового сезона.

Остались частности - иногда прекрасные, иногда отвращающие. Но говоря о них, оказываешься в странной ситуации: зачем предъявлять свои сквики при чтении чужого фанфика? Странной еще и потому, что другая половина напоминает тебе твои собственные фанфики)) (прекрасное и отвращающее с чужим\своим никак не совпадает).



читать дальше

@темы: Шерлок Холмс

03:41 

Вести из чужой головы

А что, теперь все и всегда будут бить Шерлока? Даже Билли скоро распояшется, развернет, так сказать, потенциал на улице подобранной неблагодарной гадины?

Возможно, от постоянных побоев бедняжка несколько поглупел, верней, сменил жанр детективной работы на "главное - ввязаться".

И я не могу даже сказать, что эта смена жанра психологически не обоснована. Шерлок, каким мы его видим сейчас, переживает непрерывное острое страдание, ту самую боль, о которой говорил Джим. Ум оно отнюдь не изощряет, вопреки обыденному мнению, а приводит именно к такого рода вегетативным реакциям. Раньше страдание было заморожено и морозильник открывался очень редко; сейчас он выключен, начало таять и неприятный запах потекшей плоти мы и наблюдаем в самой фарсовой форме, не слишком располагающей к сочувствию, хотя и в себе оправданной, (см. предыдущий пост ).

Авторы настаивают на своем праве много раз шутить ту же шутку - имеют право: иногда десятый оборот на месте вдруг возвращает человека в "это самое место" по-настоящему. Например, сцена смерти Шерлока была хороша - нужно иногда пройти по лестнице чуть дальше вниз и вверх, чем когда-либо позволял себе человек, предыдущая смерть которого была слишком хорошо подготовлена.

В ходе третьего сезона мы забрались внутрь Шерлока, подтвердили многие предположения, разобрались с амбивалентной ролью внутреннего Майкрофта, приказывающего действовать и парализующего всякое подлинное действие, увидели счастливый миг почти изгнания этого тиранического голоса любящим голосом Джона, дошли даже до того маленького мальчика, который, может быть, является единственным источником жизни уже для Майкрофта, то есть внутри Майкрофта тоже потоптались...

Проблема в том, что герой художественного произведения живет не внутри самого себя и не снаружи, а на самой границе внешнего и внутреннего как неких мировых возможностей, онтологических режимов.

Простейшее, но вечно действующее чудо анимации - сердцевина искусства. Картинки движутся так, что мы обретаем веру во внутреннее как таковое, во внутреннее как источник этого движения.

Естественно, это не значит, что поток сознания и прочие способы вывернуть внутреннее наизнанку - вредные изобретения. У Достоевского герои непрерывно роются в себе и других, но сама зачаровывающая мебиусность внутреннего\ внешнего и мучительная недоступность чужого\своего внутреннего, которая заставляет переживать его как страну обетованную, никуда не пропадают. Просто местоположение и легитимность границы ставятся под вопрос и обнаруживаются в неожиданных точках.

Чудо первого сезона было вызвано именно удивительной ассиметрией внешнего сюжета - детектива, выстроенного на цитатах и окрашенного самоиронией, и мрачного напора невыговариваемого внутреннего, которое требовало: "сделай что-нибудь со мной, это невыносимо". По крайней мере, у меня было так ))

Теперь же мы можем соглашаться с некоторыми объяснениями, и наотрез не принимать другие, но всякий раз имеем дело именно с предъявлением уже готового, препарированного внутреннего - однако когда оно просто так предъявляется, чудо анимации пропадает, внутреннее перестает быть внутренним, "умыслом самым тайным", в погоне за которым мы все - уроборосы ).
Здесь оказываются онтологически уравнены не создатели и фандом (это-то как раз нормально), а мир и разговоры по его поводу. Черная магия последовательно разоблачена.


Не могу сказать, что я обижена на авторов: разговоры о мире и, правда, не последний фактор, меняющий мир. Это не только с квантовыми частицами так. В процессе психотерапии героев (не всегда удачной) были потеряны терапирующие отношения со зрителем, перенос больше не работает, но ведь можно же просто смотреть фильмы) .

И сезон оказался не последний. Не знаю, что там будет с Мориарти, но Джону явно нужна помощь.

@темы: Шерлок Холмс

04:30 

"Как я и как меня": фандомная словесность

Свалю в кучу.

1. Я часто думаю о природе фандомной литературы как разновидности работы с душевным опытом, которая одновременно и есть обретение формы самого этого опыта (а что же подлинный формообразующий источник опыта как не воображение? Это нам еще Кант рассказал в аналитике рассудочных понятий))

Специфическую силу фандомным текстам придает то, что они в своем пределе есть осуществление канонически невозможного события через испытание возможностей самого канонического универсума. Миф в чистом виде - нарушение запрета как инициальное событие, которое обосновывает сам запрет (начинает мир). Поэтому, кстати, процветает слэш как жанр с максимальным потенциалом напряжения
Это в сущности мироустроительный эрос. Например, в шерлокофандоме это измерение эротическому фантазированию придается тем основополагающим фактом, что любовь Шерлока - это разрушение\ преображение\ освобождение (кто как пожелает) самой его канонической природы.

Конечно никакой канон такого напряжения не выдержит и в широком смысле каноном выступают наши представления о "нормальной вселенной", которым противостоят наши же желания.

Текст - плод чуда, грезы или компромисса между желанием и нормой (представлениями о структуре реальности).

2. Вообще, структура фандомного текста, маскирующаяся самыми разными жанровыми вариациями, близка структуре волшебной сказки потому что это текст об испытании. Герой проходит инициацию, автор, живущий в мире, в котором невозможно эксплицировать сам акт инициации, получает мучительное удовлетворение. В самом простом случае инициация сводится к разрешению сексуального контакта.

3. Герой фандомной литературы - пересечение множества силовых линий.

Часто (хотя далеко не всегда) герой работает как резервуар авторской субъективности или, как форма, вытягивающая нечто из тьмы внутреннего.

А еще бывает то, что я несколько неловко назвала "инфантильной ассиметрией "меня и других". Причем, это именно "Меня", "Me", а не "Я". "Меня" не есть личность автора в персонаже, - это недосубъективность, обретающая свою видность самой себе только через взгляд специально сконструированного другого. "Меня" - производное отношения этого мистифицированного другого, который оказывается тоже производным отношений со "мной". "Меня" не полно и восстанавливает свою полноту через конструирование признания Другим.
Это и есть сфера фантазмирования, структурообразующая для фандомного, и не только, письма.
В ней герои - это или скрытая Мери Сью, объективированное тело автора, с которым таким образом осуществляется утешительная психотерапия (для этого совершенно не требуется, чтобы герой и автор были похожи), или "Другие" - создаваемые болезненной границей "меня" и ее создающие.

Пример "инфантильной ассиметрии "меня" и "другого" ":

Одним из популярнейших фантазмов, особенно после второго сезона, сделался мотив возвращения Шерлока и его новой встречи с Джоном. Это естественно - воскрешение после смерти и есть испытание реальности инициации и одновременно само - новая "большая инициация". И часто точкой сюжетообразования оказывается обида Джона, трудно или легко преодолеваемая или разворачивающаяся в целый рессантимент.

Так заданная драматическая коллизия легко сползает к ассиметрии "меня" и "другого": Джон тяготеет быть "меня", которое должно восстановить свою целостность за счет другого, "виноватого" в том, что эта целостность была утрачена. Мотив вины Шерлока привносится именно этой инфантильной ассиметрией, сам сюжет фильма не дает для него никаких оснований - Шерлок жертвует своим именем и прежней жизнью ради спасения других людей.


Вообще Джон больше тяготеет становиться "меня-персонажем", чем Шерлок - "Другой" par exellence.
При этом, естественно черты его полновесной субъективности расплываются в той досубъективной плазме обиды, страха и потребности в восстановлении, которая и требует фантазматического отреагирования.

(Любопытно, но, кажется, и Джим годится на эту позицию больше, чем Шерлок).
(Вообще серьезное обдумывание этой ситуации и выход за ее пределы, возвращение самому герою его нарциссической неполноты через тонкую архитектоническую настройку текста, демистификация мистификаций - чудесно получается у Эйи, обычно через фигуру Джима).

Тот персонаж, что назначается "Другим", должен обеспечить "мне" такое признание, которое для него самого как самостоятельной сущности чревато диссоциацией.

Мелкий пример: есть очень популярная мотивная единица - больной Шерлок. Совершенное и неправдоподобное ничтожество, в которое обращает его ОРЗ, играет довольно очевидную роль в динамике самоутверждения "меня-персонажа" Джона.

4.Но речь вовсе не о том, что само фандомное сочинительство есть прямая "реализация желаний" и т. п. Это не так. Сочиняющий человек не работает со своей личной "проблемой" в прямом эгоистическом смысле. Автор удерживает некий универсум в слабой или проблемной точке, и ему нужен ресурс для онтологического конструирования. Рессантимент - очень мощный ресурс, но он приводит к разрушению фигуры Другого, которое в свою очередь не дает и "мне" превратиться в автономное существо.

@темы: Шерлок Холмс

22:58 



Эта песня посвящается драгоценной Eia, которая сочинила-таки новую историю!

sherlockbbc.diary.ru/p175819263.htm#596689031

Ее рассказы обладают удивительной вочеловечивающей силой. В нашем специфическом коллективном фантазме, где собирают из ледяных деталек отнюдь не слово "вечность", часто предполагается, что для вочеловечения от этой мучительной игры в Слово из слов нужно отказаться. А ведь вечность нужна человеческому сердцу как его собственная материя.

Правда, у вечности есть двойник - отчаяние. И с этим-то двойником наши герои точно встретились.

Но у Eia Шерлок всегда получается совершенной жизнью, совершенной, несмотря на почти уродство, совершенной в полной и свободной самоотдаче. И поэтому мне даже не больно за эту сновидную неразрешимость любовного желания. Другое желание сбылось, и оно больше. Собственно оно разрешает любовь - разрешает сразу во всех смыслах: освобождает ее самое от ее же уз.

Впрочем, это все мое невнятное бормотание по поводу, а сам автор уверен, что эта мысль не последняя и, значит, можно надеяться и ждать новых слов ))

TO ME YOU ARE A WORK OF ART
And I would give you my heart
Thats if I had one

@темы: Шерлок Холмс

00:48 

падение

Уже несколько дней меня преследует заблудившаяся во времени мысль о последнем свидании Шерлока и Джима. Все это уже десять раз пережили, а меня только начинают "мучить смутные подозрения", хотя я и Мориарти-то никогда не интересовалась по-настоящему.

Вопрос, что случилось с Шерлоком внутри этого события, не менее загадочен, чем вопрос, что случилось с Джимом, хотя последний и оплатил свою тайну высшей мерой.

(Только я по нервности не могу пересматривать эту сцену, что конечно лишает мои толкования всякой основательности)

читать дальше

@темы: Шерлок Холмс

17:41 

мы идем смотреть "Чапаева"

Для всех, чье сердце не зажило после рейхенбахского падения, замечательная xylite написала замечательнейший рассказ:

diary.ru/~xylite/?comments&postid=174034249#590...

В этой истории весь смысл и вся безысходность взаимной завороженности Шерлока и Джима, увиденные в вертикальном измерении, в осовремененном интерьере первой части "Божественной комедии". Так они и будут кружиться в лимбе, пока один из них не найдет не правильный ответ, но правильный вопрос.

Больше ничего сказать не могу - будет спойлер.

Это прекрасно.

И для эмоционального подкрепления:


@темы: Шерлок Холмс

05:46 

Ирен, или вилами по воде

И вот, когда вышли сроки и закончились бои, мне захотелось написать про "Скандал в Белгравии".))
Большая часть этих наблюдений умными людьми уже высказана и обсуждена по отдельности, так что я не претендую на оригинальность. Меня завораживает связность той символической системы, которую мы получаем в итоге.

Итак, кто такая, нет, что такое Ирен? - Универсальный медиатор.
Начнем с самого простого.

Ирен изначально является посланницей\ представительницей Мориарти. Она берет на себя его функции: провокация, соблазнение, манипуляция.

Но, вступив в игру и втянув в нее Шерлока, она оказывается символическим эквивалентом Джона. И сама сообщает ему это на "конспиративной встрече", в устройстве которой, невольно, оказывается еще и заместителем Майкрофта.

Во сне Шерлока она переживает настоящий бенефис - собственно, та Ирен, которая его аффицирует, и есть Ирен сна, больше мы ее такой не видим.

Но что такое Ирен сна? Символический посредник в чистом виде, ведущий Шерлока к самому Шерлоку, позволяющий ему войти в контакт с собственной потребностью в контакте. Как с зачарованным героем сказки, встреча с Шерлоком возможна только через испытание трудной загадкой и Ирен дает верный ответ. Но, главное, она этому ответу радуется.

Однако встреча с собой - еще не вершина. На этом бесконечная серия медиаций не кончается.

читать дальше

@темы: Шерлок Холмс

21:18 

Начав с мелодрамы, закончи моралите

Сложу сюда, чтобы не забылся, долгий разговор о Шерлоке и Джиме в дневнике Эйи
И продолжение: diary.ru/~not-really/p171860704.htm

И начну о том же, но о другом. Действительно, третья серия - сказка. Но не совсем.
Вернее, моралите.
Вообще детективная история держится на браке закономерности и случайности. Даже идеальное преступление, которое хочет вырваться за пределы закона причинности, влечет за собой некоторое возмущение поверхности, оставляет на ней трещины и сколы.

Здесь, впервые, никаких случайностей. И следовательно, никакой закономерности, кроме очень специфической. Как точно пишет Эйя: люди там, как в настоящей сказке, появляются только в нужный момент и с нужной репликой, и от этого впечатление ирреальности просто пробирающее.

Конечно этому есть жанровые причины - действие молниеносно, как в классицистской драме, где нужно успеть за несколько часов пройти от признания до гроба.

Но мне кажется, что причина еще и в том, что история как-то сама собой получилась не о противостоянии Шерлока и Джима, хотя мы о них все пальцы истоптали.

Она о природе зла.
Мориарти, как обычно, только его провокатор, "преступник-консультант" и он, наконец, набредает на неистощимое поле приложения своей воли (то-то ему так быстро становится скучно).

Не нужно никаких специальных злодеяний. Работает зло тривиальное, творимое добрыми людьми. - не "Зло", а простое следствие того, как люди устроены .

Человека обижают - и он обижается. Человек любит свою работу и уверен, что приносит пользу, а эту пользу грубо отрицают. Человек, в конце концов, мыслит, сводя неизвестное к известному, и должен с сомнением встречать утверждающую себя аномалию.
И конечно же, делая то, что он делает, этот человек всегда делает "добро" . И журналистка, и естественно Салли с Андерсоном, etc. То, что все так легко верят бреду, - натяжка, но для моралите - закономерность. Потому что разум служит желанию.

Отсюда особенная "сатаничность" Джима в третьей серии - он играет именно "князя мира сего", того, кто делает этот мир единственно возможным, закрыв все форточки. Оказывается, что это и надо было для абсолютной власти, а не коды и бомбы. К чести Джима надо сказать, что абсолютная власть, совпадающая с абсолютной тривиальностью, его недолго удерживает.

Шерлок делает много дурных вещей. Но вот от этого тривиального зла он совершенно свободен.

Он не держится за свои идеи, если они не верны. Он не имеет предубеждений. Он не схвачен никакой проекцией. Ему незачем себе лгать, и если он все же многого не знает о себе и других, то причиной этого само прицельное устройство его личности. Он как наведенный прожектор шарит вдали.

Для меня эта серия стала совершенным подтверждением того, что Эйя называет "зерном света" в Шерлоке, от обратного. Потому что мир добрых людей показал двусмысленность своей природы.

И только Джона нельзя сбить с толку. Потому что его желание не позволит )

@темы: Шерлок Холмс

01:30 

Башмаков еще не износила и слез не утерла после третьей серии, и пишу поэтому вокруг да около, не о главном.

Вдруг стала окончательно понятна одна простая вещь, которая и в первом сезоне была видна:

У АКД Холмс был великим актером и на его деле лежала печать протеистического артистизма. Шерлок сериала - не актер до смешного, до того, что абсолютная неспособность не быть собой "мешает следствию" и в итоге едва не губит. (все его попытки изображать кого-то - карикатурны). С "собой" тоже странные отношения, себя-то как раз и приходится все время играть, поднимая воротник и делая бровями.

Именно это слабое место видит Мориарти, и с него начинает разрушение Шерлока. Слабое место Шерлока в том, что он неприлично-настоящий. Такой настоящий, какими бывают Drug Queen, городские сумасшедшие, пьяные, когда они уже не жалеют себя, а еще - юродивые. Это настоящее как прореха на человеке, как та рана, про которую Данте говорил, что тяжело показывать ее в чужих домах. Только неприличная язва Шерлока - необходимость знать правду и неспособность о ней молчать. А его аффектированная подача - нечто вроде речевых жестов персонажей Достоевского, которые ведь тоже не могут сказать правду, не перекосив лица.

Вот Джим - актер. Очень даже умеет симулировать нормальность. Другое дело, что это надоедает и тогда хочется симулировать сумасшествие.

Последняя серия - столкновение Шерлока не с Джимом, а с тем, что сильнее любого сверхчеловека с криминальными наклонностями - с социальностью как таковой.

Мир предает его. Он не был милым. Он утверждал существование ума выше среднего. Он разрушал любую коммуникацию, в которой участвовал. Джим только помогает всем вокруг приговорить Шерлока.

И замечательно, каким беспомощным чувствует себя Шерлок.Он может спасти свою и чужую жизнь, но не может остановить "падение". Сначала я обиделась на создателей, которые "могли бы прибавить ума и денег" нашему мальчику, тем более, что ему и положено.

Но теперь думаю - все правильно. "Победить мир", в этом смысле, нельзя. Можно выйти за его пределы, проделать в нем вертикальную прореху.


Вообще-то, единственное, что нам оставлено - это верность Джона (которая отвечает верности Шерлока). Это и есть теодицея, этим оправдывается существование пустого шара.

Но может ли герой вернуться в такой мир?


И вот еще что: читать дальше

@темы: Шерлок Холмс

20:55 

В "Собаках Баскервилей" создатели "Шерлока", наконец, решились показать, как именно он думает. Конечно, не показали, но намекнули, и намек хорош.
То, что они изобразили, похоже одновременно на ренессансные "искусства памяти" и на метод семейных сходств позднего Витгенштейна.

Все, конечно, понимают, что слово "дедукция" по отношению к методу Шерлока - плод несчастной случайности.
Холмс имеет дело с уникальными событиями, каждое из которых похоже и не похоже на множество других событий. Пятна максимального сгущения взаимноподобных признаков будут и точками максимальной предсказуемости, но события никогда не окажутся полностью идентичными одно другому. Никакое подведение под общее само по себе не есть разгадка случая. Уникальность события делает всякую мысль о нем только правдоподобной, а не истинной в себе.

Об этом обо всем можно было бы писать долго, погрузившись в любимую "Риторику" Аристотеля, заминка только в том, что главное уже написано в статье Карло Гинзбурга, которая много лет назад открыла мне глаза на устройство гуманитарной научности. Потому что Шерлок именно там, с распознавателями знаков-симптомов (а так же с медиками, первобытными охотниками, и пр.)), по ту сторону от математического метода.

Так, что, ура, никаких логических машин!

(Хотя Шерлок, совершенствующий логический круг Раймонда Луллия, преследует мое фанфикерское воображение)

UPD: И конечно метод Холмса в родстве с психоанализом, о чем Гинзбург тоже пишет в своей статье.

В "собаках" Шерлок понимает, что дело интересное, когда слышит в речи Найта оксюморонное сочетание слов "чудовищный хаунд" - привет Фрейду.

@темы: Шерлок Холмс

No_Second_Troy

главная